А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Смит Джоан

Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал автора, которого зовут Смит Джоан. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Смит Джоан - Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал = 139.21 KB

Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал - Смит Джоан -> скачать бесплатно электронную книгу



Регенство –

Оригинал: Joan Smith, “The Notorious Lord Havegal”
Джоан Смит
Этот беспутный лорд Хавергал
Глава 1
Летти Бедоуз и ее приятельница мисс Фитзсаймонс заканчивали завтрак, когда дворецкий появился в утренней гостиной, неся поднос с почтой. Главное, что интересовало Летти в этом обычном, изо дня в день повторявшемся событии, — это весточка от Тома, ее младшего брата, который вот-вот должен был окончить Оксфорд. Бросив быстрый взгляд на поднос, она сразу заметила конверт с парламентским штемпелем, позволявшим пользоваться бесплатной доставкой корреспонденции, и недовольно поморщилась. Ее знакомство с пэрами и членами Парламента было весьма поверхностным. Единственный из ее знакомых, кто пользовался привилегией пересылать почту через Парламент, был лорд Хавергал, а от него-то она меньше всего хотела получить письмо.
Мисс Фитзсаймонс, порывшись в почте и не отыскав ничего лично для себя, занялась просмотром конвертов, предназначенных для подруги.
— Есть письмо от Тома. И еще одно для вас, мистер Бедоуз, — бросила она игриво, протягивая послания.
Виолетта Фитзсаймонс была, конечно, странное существо, но даже она не могла бы всерьез принять свою компаньонку за мужчину. Это была одна из ее шуточек, которую она неизменно повторяла всякий раз, когда лорд Хавергал в очередной раз писал своей опекунше мисс Летисии Бедоуз. Дело в том, что Хавергал был абсолютно уверен, что Л. Бедоуз был мужчиной и соответственно адресовал ей письма как мужчине.
Летти с досадой отложила в сторону письмо Хавергала и вскрыла конверт от Тома; ей не терпелось узнать, чем на этот раз брат хочет блеснуть в Оксфорде. Том всегда был безупречно опрятен в одежде, но письма его были вечно в пятнах от чая, вина, варенья или, по меньшей мере, заляпаны чернилами. На этот раз было похоже на варенье.
Виолетта Фитзсаймонс с нетерпением ждала, что же Том хочет от сестры теперь.
— Жилеты, — читала Летти отрывками. — Те, что у него есть, стали такими грязными, что не поддаются чистке, и карманы порвались. Я, пожалуй, пошлю ему несколько гиней из моего пособия. Не могу же я допустить, чтобы он производил неблагоприятное впечатление в университете. Он скоро кончает и должен выглядеть модно одетым, когда будет искать работу в Лондоне.
— Тому пойдет материал в полоску, — сказала Виолетта, и взгляд ее устремился вдаль, словно она пыталась разглядеть своего любимца в элегантном полосатом жилете. — Узкая полоска делает фигуру стройной, — пояснила она. — Я не хочу, конечно, сказать, что Том недостаточно строен. Он уже утратил полноту, которой обладал в детстве.
— Возможно. Тому исполнился двадцать один год, он является законным владельцем этого надела в пятьсот акров, того, что называется Лорел-холл.
Вдруг мисс Бедоуз подумала, что Виолетте неплохо было бы испытать эффект полосатой ткани на себе. В свои тридцать пять лет она начала приобретать вид солидной матроны. Излишний вес очень выгодно оттенял черты ее привлекательного лица: щеки сохраняли вид юношеской округлости, карие глаза светились лучистыми искорками, волосы только слегка, почти неуловимо, были припущены инеем. Но когда она поднималась в полный рост, фигура выдавала ее солидный возраст.
Мисс Бедоуз лишний вес не угрожал. С момента отъезда Тома ее тело окрепло, мышцы стали более упругими, чем раньше, когда она была совсем юной девушкой. Еще бы, ведь все заботы о поместье легли на ее плечи. Мистер Нортон, единственный мужчина, принимавший в ней живой интерес, часто говорил, что она «слишком худа». Но на его мнение нельзя было серьезно полагаться: его любимыми животными были поросята, и у него был извращенный вкус. Однако она стала замечать в последнее время, что знакомые люди при первой встрече с ней и Виолеттой принимали их за ровесниц.
Но она, Летти, была все же на семь лет моложе, и ее такое положение несколько угнетало. Зеркало подсказывало, что хотя в ней не было уже прошлого очарования юности, ее ни в коей мере нельзя было назвать увядшей. Виной всему, как она полагала, была ее манера держаться — слишком солидная для ее возраста. Когда год тому назад скончался их отец, она осталась единственной хозяйкой поместья Лорел-холл. Поначалу неуверенность в поведении и некомпетентные распоряжения не внушали прислуге большого желания ей повиноваться. К счастью, она быстро это поняла и изменила стиль поведения.
Теперь Летти научилась держать себя с достоинством опытной, зрелой хозяйки. Гладко зачесанные назад черные вьющиеся волосы хорошо подчеркивали точеный носик и уверенную посадку головы. Разлетные брови, серые глаза и приятная улыбка дополняли портрет. Ее платья, всегда сшитые из дорогого материала, хотя и не по последней моде, в узком кругу жителей Ашфорда считались совершенством. Мистер Нортон постоянно говорил, что ее несколько высокомерная манера держать голову придавала ей аристократизм, что выгодно отличало ее от других женщин их круга. А Виолетта не скрывала раздражения, когда Летти со всех сторон делали комплименты по поводу ее умения держать себя, она считала, что этот вид ей придавала привычка командовать, а вовсе не аристократизм.
— Что пишет лорд Хавергал, Летти? — нетерпеливо спросила Виолетта, не дав Летти даже прочитать письмо.
Летти читала, время от времени произнося отрывочные фразы:
— Его охотничий домик…Костуолд… хочет сохранить ценную собственность… обновить краску… возможность прикупить десять акров… Тысяча фунтов, — говорила она, складывая письмо с тем же ощущением неловкости, которое она постоянно испытывала, читая его просьбы.
— Лорд Хавергал тратит огромное количество денег, ты не находишь? — сказала Виолетта, неодобрительно покачивая головой. — Когда его кузен Гораций оставил ему двадцать пять тысяч, в семье говорили, что для Хавергала это капля в море, учитывая его состояние. Тем не менее, он не перестает осаждать тебя и хочет забрать всю сумму сразу.
— Виконт Хавергал получит большое наследство, когда умрет его отец, но у лорда Коули прекрасное здоровье. Пока что Хавергал получает весьма щедрое пособие на расходы, к тому же в последнее время некоторые из его родственников, вроде Горация, оставили ему кое-какие деньги в наследство.
— Мне не совсем понятно, как получается, что сэр Гораций Уэмбли доводится одновременно кузеном Хавергалу и тебе, и в то же время вы не состоите в родстве и даже не знакомы? — спросила Виолетта.
— Сэр Гораций был двоюродным братом Хавергала. Он был женат на одной из двоюродных сестер моей матери. Бедоузы не были с ним в родстве, просто связаны по браку родственников.
В семье Бедоузов этой связью гордились, так как благодаря ей они оказывались ближе к титулованным особам. Бедоузы тоже, конечно, были благородного происхождения. Они жили на весьма широкую ногу в своем поместье Лорел-холл в Кенте. Мистер Бедоуз был неглупым человеком и всегда считал, что истинный джентльмен должен иметь в запасе какую-то сумму сверх необходимых расходов на хозяйство. Сэр Гораций при жизни обычно обсуждал свои финансовые дела с мистером Бедоузом. Они очень сдружились, и перед смертью сэр Гораций поручил мистеру Бедоузу быть попечителем его поместья. А дальновидный отец Летти, понимая, что он не намного моложе сэра Горация, хотя крепче здоровьем, предложил назначить себе заместителя по опеке на случай, если он умрет раньше, чем истечет срок попечительства.
— Я не знаю никого, кто бы разбирался в хозяйстве лучше моей Летти, — говорил отец. — Жаль, что она не мужчина. Мы могли бы назначить ее вторым доверенным лицом.
— Но ведь закон не запрещает взрослой женщине участвовать в подобным делах, не так ли? — отвечал сэр Гораций, поглаживая подбородок. — Я припоминаю, что моя мать была опекуншей каких-то племянниц…
— Но ведь Летти всего на три месяца старше твоего наследника. Этот Хавергал ни за что не согласится, чтобы его кошельком распоряжалась такая молодая леди.
— Ну, что касается кошелька, то деньги, которые я ему завещаю, для Хавергала ничего не значат. Летти нужно будет просто проследить, чтобы ему регулярно выплачивали процент с ренты один раз в квартал. Я бы доверил ему распоряжаться доходом, но у него деньги текут как вода. Ему не помешает иметь что-то за душой на черный день. Прошу об одном, не разрешайте этому повесе прибрать к рукам все деньги, он их пустит на ветер за неделю. Я сделаю распоряжение, чтобы он вступил во владение капиталом в день, когда ему исполнится тридцать лет. Надеюсь, к тому времени он заведет семью и остепенится. И вы, Бедоуз, еще будете живы… Что скажете?
Не прошло и трех месяцев после смерти сэра Горация, как скончался от сердечного приступа мистер Бедоуз. Летти только что исполнилось двадцать шесть лет, когда она приняла опекунство над лордом Хавергалом в том, что касалось завещания сэра Горация Уэмбли.
Прошел год. Все это время она пыталась рассеять заблуждения Хавергала в том, что она является мужчиной, причем мужчиной преклонных лет. В письмах он постоянно интересовался ее подагрой. Откуда возникла мысль о подагре, она не могла даже предположить: возможно, отец жаловался в письмах, и Хавергал, вероятно, решил, что это семейная болезнь. Он, видимо, считал, что Летти доводится братом ее отцу.
Когда умер отец, она написала ему теплое письмо, напомнив об условиях завещания и заверив в своем искреннем желании помочь ему в меру своих возможностей. Не будучи опытной в деловой переписке, она подписалась Л. А. (вместо Анна) Бедоуз и получила очень вежливый ответ, адресованный мистеру Л. А. Бедоузу. Она не сочла нужным исправить ошибку, справедливо полагая, что ему будет приятнее получать указания от мужчины.
Следующее письмо Хавергала оказалось не менее учтивым. Подопечный недвусмысленно намекал, что предпочел бы получать доход с имения не поквартально, а всю сумму сразу в первый квартал. Л. А. Бедоуз поспешил ответить: понимает ли лорд Хавергал, что в таком случае почти целый год он не будет получать дохода, т.к., чтобы получить доход за год, нужно ждать двенадцать месяцев? Следующее послание от лорда Хавергала было уже менее учтивым. Л. А.Бедоуз его не правильно понял. Ему надлежит выполнять условия завещания до получения следующего распоряжения. В последующие месяцы Хавергал пытался под разными предлогами получить сумму полностью. Он строил различные планы, которые должны были принести ему целые состояния. Л. А. Бедоуз все планы отметал.
В эту полуопеку естественно включалась и Виолетта, а так как она была постоянной читательницей светской хроники, то истинная картина не замедлила проясниться. Редко попадался журнал, где бы не публиковались сообщения о проделках лорда X., и еще реже, где о нем говорилось что-либо положительное. Он был завсегдатаем балов, скачек, оперных и драматических театров и других увеселительных заведений, посещать которые предписывали правила хорошего тона.
Все знали лорда X, как весьма перспективного жениха, но при этом, как правило, упоминались лошади, на которых он ставил, его ставки в казино, его туалеты (галстуки Хавергала стали предметом ряда карикатур), его женщины и злые проделки.
Это был лорд X, и никто иной, кто брал с собой подушку и одеяло на заседания в Палату Лордов и кого изгоняли, когда он начинал слишком громко храпеть. Так он вел себя в знак протеста против отказа правительства поставить на обсуждение его проект о перераспределении неблагополучных районов в городе. Будучи сам стойким либералом, он позволил себе грубый выпад по отношению к соратнику по партии, раскрасив дверь его дома на Хафмун-стрит в голубой цвет, под тори, когда этот джентльмен написал статью в поддержку увеличения отчислений из казны наследственному принцу.
— Хотя мог бы и поддержать просьбу, — сказала Виолетта едко. К атому времени они уже знали, как он проматывает деньги.
За весь год им так и не удалось встретить в печати более или менее сносного описания его внешности. Их представление основывалось разве что на паре посредственных карикатур из журналов. Иногда его изображали с непомерно широкой нижней челюстью квадратной формы или с невероятно длинными ресницами и ниспадавшим на лоб локоном. Однако везде он был безупречно элегантен, его широкие плечи и экстравагантные галстуки привлекали внимание. Все журналы так или иначе давали понять, что они пародируют джентльмена весьма привлекательной наружности.
— Интересно, зачем ему эти деньги, — размышляла Летти. — Может, это связано с поросячьими бегами, которые скоро состоятся в Грин-парке? Я вспоминаю, что где-то его имя упоминалось в этом контексте. Дай-ка мне последний номер журнала, Виолетта.
Виолетта достала журнал, и они начали листать страницы.
— Вот, смотри, — сказала она, протягивая Летти открытую страницу.
Летти прочитала вслух: "Поросячьи бега в Грин-парке привлекают толпы желающих полюбоваться зрелищем. Самым резвым бегуном был признан воспитанник красавца лорда X. — Гамлет. К несчастью, на дистанции бегун замешкался, не зная, в каком направлении бежать. Как и его тезка, Гамлет в решающий момент сошел с дистанции и проиграл.
Ходят слухи, что недостаточное умение Гамлета ориентироваться в выборе направления стоило лорду X, тысячу фунтов".
Летти опустила журнал:
— Эта сумма нам знакома, не так ли? Не эту ли сумму он просил для обновления охотничьего домика в Костуолде? Я ему откажу, как обычно.
Виолетта положила сахар в чашку горячего кофе и сказала:
— Хотела бы я знать, где они достают жокеев такого маленького роста, чтобы ездить на свиньях? Может быть, они нанимают детей? Это, наверное, опасно.
Летти подавила усмешку:
— Не думаю, что для этого пользуются услугами жокеев.
— А, тогда понятно, почему животные бегут не туда, куда нужно.
— Непонятно только, как взрослый человек может тратить время на такое глупое занятие. Я сейчас отвечу на письма Тома и Хавергала, и мы поедем в Ашфорд. Мне нужно купить новую шаль для весенних праздников. На моей бахрома так спуталась, что не могу ее ни поправить, ни даже расчесать расческой.
— Мистеру Нортону это понравится, — объявила Виолетта.
— О, что касается мистера Нортона, то это тебе нужно было бы купить новую шаль. Я уверена, что его интересуешь именно ты, из-за тебя он и навещает нас.
Эта шутка была столь же привычной, как и «мистер Бедоуз» в устах Виолетты. Вот уже пять лет мистер Нортон безуспешно ухаживал за Летти, и пять лет она напрасно старалась заставить его обратить внимание на мисс Фитзсаймонс. По ее внутреннему убеждению Виолетта не очень сопротивлялась бы такому повороту событий.
Когда-то в не очень далеком прошлом мистер Нортон был всего лишь мелким фермером, но затем умер какой-то родственник и оставил ему одну из богатейших ферм в округе, и мистер Нортон сразу стал богатым джентльменом. Своей первой привязанности он, правда, не изменил — это были свиньи. Остался он верен и второй привязанности — ею была Летисия. Однако последняя никак не могла принять его в роли претендента на ее руку и сердце, и вовсе не по причине его более низкого происхождения. Виноват был возраст — сорок четыре ей казались несколько чрезмерными.
Помимо двух глубоких привязанностей, упомянутых выше, мистер Нортон обладал весьма покладистым характером, веселым нравом и никогда не изменявшим ему трудолюбием. Всякий раз после очередного отказа Летисии он вновь появлялся в Лорел-холл, неизменно улыбающийся, с шутками-прибаутками и огромным количеством всякой снеди. Он просто заваливал подруг ветчиной, молоденькими поросятами и прочими яствами, а также бесконечными смешными историями, то ли правдивыми, то ли вымышленными. Угадать было очень трудно, и Летисия не знала, смеяться ей или плакать.
Поездка в Ашфорд — три мили от дома — была приятной прогулкой в конце апреля. Фруктовые деревья только начинали цвести, издали их можно было принять за гигантские клубки хлопка — так густо они были усеяны цветами, которые тихо покачивались при легком дуновении ветерка. Заросли хмеля — особенность местности — тоже были в цвету, свисая желтыми гроздьями с удерживающих их подпорок.
Другой характерной приметой окрестных мест были специальные сооружения для сушки хмеля, разбросанные там и тут вдоль дороги.
Мистер Нортон, приняв во владение поместье Нортон-холл, обосновался в нем и жил теперь там, на своей шикарной ферме, мимо которой как раз лежал путь двух молодых леди. Дом, один из самых старинных в районе, построенный из камня, который привозили из Франции еще во времена норманского владычества, и по архитектуре напоминал сооружения той эпохи. Его как местную достопримечательность упоминали во всех путеводителях. Однако ни его величественный архитектурный стиль, ни внушительные размеры основной и прилегающих построек не трогали Летисию. Этот дом, если принять предложение мистера Нортона, окажется необходимым приложением к супругу. Девушка полагала, что даже Нортон-холл не стоит такой жертвы.
Когда они проезжали мимо фермы, голова Виолетты невольно поворачивалась то в одну сторону, то в другую. Но, очевидно, мистера Нортона не было видно, так как она не проронила ни слова.
— Сколько же ты собираешься послать Тому на новые жилеты? — спросила Виолетта, когда ферма скрылась из вида и надежда увидеть мистера Нортона иссякла.
— Три гинеи. Этого ему хватит на два жилета.
— Я тоже пошлю ему гинею, на сливы в сахаре. Том так любит засахаренные сливы!
— Том уже не ребенок, Виолетта. Скорее всего твои деньги он потратит на вино. Студентам разрешают держать свое вино в колледже.
— Если другие это делают, то мы ведь не хотим, чтобы Том лишил себя этого удовольствия, он не должен выглядеть хуже других.
— Конечно, не должен. С твоей стороны это большая любезность, я тебя отблагодарю. Том вряд ли догадается это сделать.
Они обменялись многозначительными взглядами, как бы говорящими, что они прощают Тому его беспечность. Ни одной из них не пришла в голову мысль, что с Томом следовало бы обращаться построже и его не помешало бы научить дисциплине. При жизни отец не позволял ему разбалтываться, держал его в ежовых рукавицах, а теперь, в Оксфорде, он совсем вышел из-под наблюдения. Летти всегда считала, что по окончании колледжа Том вернется в Лорел-холл и будет вести жизнь достопочтенного сквайра. Но недавно он вдруг написал, что намеревается поселиться в Лондоне и заняться политикой.
Обе приятельницы очень гордились Томом. Обсудив это сообщение, они пришли к выводу, что со временем их Том обязательно станет министром, возможно, даже главой правительства. Единственным разочарованием была невозможность видеть его так часто, как хотелось бы. Зато у них будет возможность читать о нем в журналах, принимать его и его друзей, когда им захочется развлечься на природе, и, конечно, навещать его в Лондоне, Безусловно положительным моментом в решении Тома было то, что Летти теперь не нужно будет думать о замужестве. Ежегодный доход в десять тысяч фунтов, завещанный ей отцом, не давал возможности помышлять о собственном подобающем ее положению доме, а мысль, что ей придется жить в одном доме с Томом и его женой — когда-нибудь ведь он должен будет жениться — пугала ее. Теперь же она останется хозяйкой Лорел-холла на долгое время, возможно, навсегда.
Они доехали до Ашфорда, сделали необходимые дела в банке, затем с удовольствием побродили по магазинам, выбирая шаль и кое-какие мелочи для весенних торжеств. Летти хотела купить новые белые лайковые перчатки, но жилеты Тома заставили отложить эту покупку.
После весенних праздников цена на перчатки будет снижена, тогда она купит пару к осенним событиям. Перед отъездом они зашли в «Ройал Краун», подкрепились и с удовольствием прогулялись по прекрасному парку.
Глава 2
Прошла неделя. От Тома не пришло даже коротенького письма с благодарностью за подарок. Не было писем и от лорда Хавергала. Зато мистер Нортон принес огромный, фунтов на 10, свиной окорок и, самое главное, весенний бал приблизился еще на неделю. До него оставалось всего два дня, и теперь каждая минута была занята приготовлениями. Дня не хватало, чтобы перепробовать новую косметику, решить, какую прическу сделать в торжественный день, нужно было перемыть все тонкие чулки и перегладить платья.
Были и более важные дела, требовавшие внимания подруг. В Лорел-холле была традиция устраивать небольшой званый обед перед весенним балом. В прошлом году, в связи со смертью мистера Бедоуза, гостей не приглашали. Но в этом году Летти решила возобновить старый обычай. Чтобы освободить слуг в пятницу, когда должны были состояться торжества, Летти перенесла стирку на среду. В эту среду в четыре часа дня Виолетта и Летти сидели в «золотом зале», уставшие от приготовлений к обеду и просматривали выстиранное белье.
Обычно за стиркой наблюдала повариха, которая вообще умело вела хозяйство и имела много обязанностей по дому. Миссис Сиддонс (жена дворецкого) по праву могла занимать положение экономки, но так как она считала основной своей резиденцией кухню и отказывалась одеваться как подобало экономке, она продолжала носить более скромное звание повара. Занятая по горло приготовлениями к обеду, она посвятила Летти в свое решение подать к обеду холодную свинину и пудинг. Летти одобрила выбор.
Воодушевленная похвалой, миссис Сиддонс предупредила Летти, что нужно присматривать за Бесс, прачкой, и мисс Бедоуз поэтому делала, как ей было велено. Лучше было не вызывать неудовольствия этой незаменимой прислуги, особенно когда ее услуги нужны были для званого обеда. Летти раз шесть спускалась в прачечную посмотреть, как Бесс управляется с новой машиной, которая превращала простыни и скатерти в рваные тряпки, стоило только не правильно повернуть ручку. Летти едва вернулась в зал, как вдруг услыхала звук подъезжающего экипажа.
— Мистер Нортон! — воскликнула Виолетта, взбивая быстрым движением волосы и не скрывая радости. Сиддонс не успел еще спуститься, чтобы открыть дверь, как послышался громкий и нетерпеливый стук.
— Кажется, он чем-то взволнован, — заметила Виолетта. — Надеюсь, ничего не случилось.
— О, господи! Надеюсь, его свиньи не выбежали снова на дорогу. В прошлый раз они опрокинули повозку.
Сиддонс, по-видимому, тоже обратил внимание на необычную настойчивость посетителя и ускорил шаги.
Всеобщее молчание нарушил молодой мужской голос.
— Лорд Хавергал, — произнес голос с сознанием важности данного сообщения для окружающих. — Мне нужен мистер Бедоуз. Он дома?
— Он здесь не живет, — сказал Сиддонс. Имя лорда Хавергала было ему хорошо знакомо, но он не понимал, о каком мистере Бедоузе идет речь.
— О чем, черт побери, вы говорите? Я вчера получил от него письмо. Я ему сообщил о своем приезде.
— Но он находится в данный момент в Оксфорде, он там учится.
— А, тогда понятно! Вы приняли меня за его приятеля. Но я хочу видеть его отца.
— Он умер.
— — Послушайте, милейший, — продолжал голос, и теперь в нем явно звучали нотки нетерпения, но он все еще был полон доброжелательности. — Покойники не пишут писем, или я что-то не то говорю? Прекратите меня разыгрывать и доложите Бедоузу, что я прибыл.
Летти, слушая эти препирания внизу, вспомнила вдруг карикатуры на лорда Хавергала и почувствовала, что теряет сознание. Вот он здесь, тот самый Хавергал, и он хочет ее видеть сейчас же. В следующее мгновение она подумала, что нужно скрыться; но этот самоуверенный голос был так непреклонен, так настойчив. Если даже она залезет в сундук на чердаке, он извлечет ее оттуда.
Она пошла к лестнице, к двери, колени ее дрожали.
— Сиддонс, пожалуйста, проводите лорда Хавергала наверх, — сказала она, стараясь разглядеть владельца этого требовательного голоса.
У нее перехватило дыхание, она почувствовала, что выглядит ужасно нелепо, разглядывая его, как провинциальная дура. Карикатуры были неточны в том смысле, что не передали его истинной привлекательности, но им удалось схватить его суть. Челюсть по ширине уступала амбарной двери, плечи не выглядели непомерно могучими, но в целом лорд Хавергал поражал прекрасным сложением и производил впечатление интересного и элегантного молодого джентльмена. А она стояла перед ним в самом старом из всех своих платьев, непричесанная, утомленная беготней вверх и вниз по лестницам. Ее пугало не то, что она покажется ему непривлекательной, а скорее тот неопрятный вид, в котором она вынуждена предстать перед ним. Один ее вид мог навсегда лишить ее уважения этого человека. Если бы у нее был выбор, она встретила бы его в самом внушительном из своих туалетов, чтобы доказать, что он имеет дело с женщиной солидной и самостоятельной.
Гость вручил Сиддонсу пальто и шляпу; на нем был камзол из голубого сукна, который сидел так плотно, словно он в нем родился. Под камзолом был пестрый жилет. Живые насмешливые глаза незнакомца остановились на лице Летти, скользнули по ее фигуре, мелькнула насмешливая ухмылка. У простых смертных не могло быть такой улыбки. Этот человек был либо дьяволом, либо ангелом. Хавергал подошел, протянул руку для рукопожатия.
— Вероятно, произошла ошибка, — сказал он, слегка поклонившись. — Разве это не Лорелхолл?
— Он самый, — произнесла Летти ослабевшим от волнения голосом и отдернула руку. Он прошел к двери «золотого зала».

Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал - Смит Джоан -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал автора Смит Джоан придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Смит Джоан - Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал.
Возможно, что после прочтения книги Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал вы захотите почитать и другие книги Смит Джоан. Посмотрите на страницу писателя Смит Джоан - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Смит Джоан, написавшего книгу Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Регенство -. Этот беспутный лорд Хавергал; Смит Джоан, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...