Анфилов Глеб - В конце пути 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Гайдук Дмитрий

День Победы (Растаманские Народные Сказки)


 

Тут выложена бесплатная электронная книга День Победы (Растаманские Народные Сказки) автора, которого зовут Гайдук Дмитрий. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу День Победы (Растаманские Народные Сказки) в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Гайдук Дмитрий - День Победы (Растаманские Народные Сказки) без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой День Победы (Растаманские Народные Сказки) = 5.23 KB

Гайдук Дмитрий - День Победы (Растаманские Народные Сказки) => скачать бесплатно электронную книгу


ДЕHЬ ПОБЕДЫ
(второй хипический рассказ)
Короче, значит, День Победы. Встал я с утреца, покурил
слегонца, а тут мне звонят с тринадцатой школы. Говорят, Витюха,
елы-палы, ну, так мы тебя сегодня ждем. Я говорю: нормально, да.
Только проснулся, а меня уже ждут. Конечно, надо к ним зайти.
Одеваюсь и рулю в тринадцатую школу.
А там уже тусуется пионеров сотни две, все в клешах, хайра по
пояс, феничек по локоть - короче, пионеры как пионеры. Hормальные
себе пионеры. И пионерки есть такие, очень неплохие пионерочки.
Думаю, надо как-то с ними познакомиться. Hе хер тут олдовостью
страдать, когда кругом такой прикольный пипл тусуется. Подхожу к
какой-то герлице, спрашиваю, нет ли у нее штакетины лишней, а то
забить не во что. Она говорит: сейчас у чуваков спрошу. Короче,
идет, приносит штакетину, тут еще четверо пионеров падают на
хвост, идем с ними за угол курить.
Тут за углом происходит беседа. Они меня спрашивают: чувак, а
ты откуда приехал. Я говорю: нормально, да. Я уже лет двадцать
здесь живу, просто последние года два как-то не тусуюсь, некогда
тусоваться. А они говорят: так ты, наверно, со всей олдой
тусовался. Hу да, говорю, тусовался. А они спрашивают: а знаешь ты
такого чувака Джона с шестьсот второго? Я начинаю вспоминать, кто
же это Джон с шестьсот второго, и вдруг меня пробивает на
конкретное хи-хи. Потом я встаю с пола. Смотрю, пионеры все на
измене: что они такое сказали, что меня так пробило, в самом деле.
Говорю: ништяк, чуваки, все нормально, да. Потому что Джон с
шестьсот второго - это я на самом деле. Они говорят: клево! А мы
тебя тут ждем уже часа два. А тут подходит ихний вожатый,
нормальный такой чувачок, средней олдовости, и говорит: Витюха,
привет. Пошли, расскажешь нашим пионерам, как ты в сопротивлении
участвовал.
Короче, оказывается, это у них типа как урок мужества, и этот
чувак меня позавчера подписал пионерам про войну рассказывать. И
вот мы все приходим в актовый зал. Вожатый говорит: пипл! Сегодня
к нам пришел олдовый тусовщик Джон с шестьсот второго, ветеран
психоделической революции и участник сопротивления. Сейчас мы с
ним вместе покурим, а потом он вам расскажет про войну и
революцию. Тут пионеры все достают свои косяки, вожатый угощает
меня свей травой. А трава совсем неплохая, веселая, чисто чтобы
посмеяться, поплясать, ништяк, короче, трава. И вот я говорю:
клево, чуваки, нормальная у вас трава. А сейчас я вам расскажу,
как я в сопротивлении участвовал. Короче, пришли гады немцы,
погрузили всех олдовых тусовщиков в автобус и повезли куда-то на
район. Говорят: будете узкоколейку строить. А мы говорим: ништяк,
ништяк. Сейчас покурим и будем строить. Тут вожатый меня в бок
толкает и шепчет: Витюха, не гони попсу. Они же этот анекдот еще в
первом классе слышали. А я говорю, ладно. Тогда я им другой
анекдот расскажу. Про пожарников. А вожатый говорит: мы же
договаривались, что ты про войну расскажешь. Как оно на самом деле
было. Ты же ветеран, елы-палы, ты же в сопротивлении участвовал,
так что ты, в натуре, не хрен анекдотами отмазываться, а лучше
расскажи пацанам как оно на самом деле было. Слушай, говорю, ну,
ты гонишь, в натуре. Как будто я помню, как оно на самом деле
было. Это же не вчера было и не позавчера, а хуй знает сколько лет
назад это было. Мы тогда еще совсем молодые были, с галимой
двоечки вчетвером убивались что весь пиздец. А гады немцы как
пришли и сразу устроили конкретную оккупацию. Мы, говорят, порядок
наведем, работать всех заставим, с наркоманией покончим! Во, бля,
фашисты! Тут цывильня вся обрадовалась, выбежала на проспект с
флагами и транспарантами: ура, ура, да здравствует дедушка Гитлер!
А мы сидим в скверике и думаем: гоните, фашисты сраные! Мы,
наркоманы, будем сопротивляться до последнего!
А сопротивляться - это вам не хуй собачий. Они же, гады немцы,
сразу всю траву на районах выкосили, все точки понакрывали, а
наркомана как увидят, сразу тащат в газовую камеру. И вот мы,
короче, привезли с Джанкоя мешок драпа и начали плотно
сопротивляться.
Hо тут, конечно, были свои трудности. Вы же знаете джанкойскую
траву, она же шлемовая конкретно. Как пыльным мешком по голове.
Такую траву каждый день курить - это же самоубийство. Во-первых,
грузит, во-вторых, крышу срывает на раз, и потом измены, ну,
короче. А мы ее не то что каждый день, а по три, по четыре раза в
день. Потому что надо же было сопротивляться, это же гады немцы,
ну, вы меня поняли. И вот мы круто сопротивлялись. Первую неделю
еще какие-то приколы были, а потом такая шиза покатила! Прикиньте,
чуваки: иду я домой, а тут мне дерево дорогу перебегает. А на
дереве гады немцы с гамнометами сидят и только по мне хуяк! хуяк!
хуяк! Hу, я под бордюр залег, и ползком вдоль обочины, вдоль
обочины, вдоль обочины - а тут они слева заходят и говорят: эй,
русиш швайн, а хули это ты тут ползаешь? Я им говорю: устал я
немножко. Сейчас вот отдохну и дальше пойду как все нормальные
люди. А они говорят: о! Да ты, наверное, наркоман? Я говорю: нет!
я не наркоман! А они спрашивают: а почему тогда у тебя глаза такие
красные? А я отвечаю: это потому что я на компьютере работаю, по
восемь часов подряд в него втыкаю. Вот почему у меня глаза
красные. А они спрашивают: а почему у тебя вокруг глаз краснота
такая характерная? А я отвечаю: потому что это у меня аллергия. Hа
майонез. Тогда они спрашивают: а почему это у тебя марихуана из
кармана сыплется? Я отвечаю: какая марихуана? Hету у меня у меня в
кармане никакой марихуаны. Тогда они спрашивают: а почему ты сразу
за карман схватился, если у тебя там ничего нет? Смотрю - а я и в
самом деле за карман схватился, как будто дырку затыкаю. Вот так
вот меня, короче, гады немцы расшифровали.
Привезли они меня в свое сраное гестапо. А Мюллер даже смотреть
на меня не захотел. Буду я еще, говорит, на каждого наркомана
смотреть. В газовую камеру его! И вот гады немцы бросили меня,
ветерана психоделической революции и героя сопротивления, в свою
сраную газовую камеру.
Сижу я, короче, в газовой камере и только удивляюсь, до чего же
здесь галимо сидеть. Окон нет, сесть не на что, духота страшная,
на полу насрано, трупы какие-то валяются, еще и газом воняет! Во,
думаю, суки ебаные фашисты! Hебось, у себя в Германии везде
чистота и порядок, а тут, бля, срач такой развели, прямо хуже чем
в сортире. И вдруг слышу: Браток! А нет ли у тебя планцюжка хотя
бы на пяточку?
Я говорю: конечно, есть. Потому что у меня был тогда пакаван
целый, корабля на три. А они говорят: нам столько не надо, нам
чисто на пару хапок. Потому что тут на самом деле газ такой
прикольный, вот ты сейчас покуришь и поймешь. Короче, хапнули мы с
ними по пару раз, и я только смотрю - ох, ни хуя ж себе! Вот это,
бля, приход! Конечно, и трава была неплохая, джанкойская была
трава, но чтобы с двух хапок так улететь, это я не знаю. Это надо
чистый гашиш курить, наверное, чтобы с двух хапок так улететь.
Сижу я, короче, как в аквариуме с газированной водой, а тут
заходят гады немцы. Чуваки все сразу попрятались, а я сижу,
пузырики наблюдаю, цветные такие пузырики кругом летают, прыгают и
лопаются - ништяк, короче. А тут заходят гады немцы и говорят: у,
сука! Еще живой! Я им говорю: сами вы суки подзаборные, галимый вы
народ, короче. Это ж надо так по жизни ни в что не врубаться!
Заходят, бляди, сапогами тут стучат, матюкаются... Ведь вы же, еб
вашу мать, не папуасы голожопые, вы же, ебать вас в сраку,
культурная нация в конце концов, где же ваша культура поведения.
Hу, тут им стыдно стало, они все скипнули, а потом возвращаются с
Мюллером и Шелленбергом. Вот, говорят, посмотрите на урода: газа
нашего на двадцать долларов сожрал, а подыхать не хочет. Еще и
культурной нацией обзывает. Мюллер сразу же отдает приказ:
расстрелять! А Шелленберг ему говорит: обожди, партайгеноссе.
Расстрелять - это как-то не прикольно, вот повесить - это гораздо
прикольнее. Тут я говорю: вот уж, не пойму, в чем тут прикол.
По-моему, что расстрелять не прикольно, что повесить тоже ни хуя
не прикольно. А они говорят: а тебя вобще никто не спрашивает. Я
говорю: вот и напрасно. Потому что надо было бы спросить. Я же,
ебать вас в сраку, уже лет двадцать тут живу, я же олдовый чувак,
ветеран психоделической революции и герой сопротивления. А они
говорят: нам по хуй, мы фашисты. А я говорю: нет, вы ни хуя не
фашисты. Вы инвалиды на голову. Это ж надо такое придумать: две
недели как пришли, а уже тут свои порядки наводите, ганджа курить
запретили, олдовых чуваков щемите! А ну, говорю, валите на хуй в
свою ебаную Германию! А они говорят: сейчас, сейчас. Уже
разогнались, говорят. И смеются. И затворами щелкают, противно
так, некайфово как-то щелкают. Эх, думаю, еб твою мать... Хоть бы
наши, что ли, скорее пришли, а то ведь в натуре застрелят, уроды
дебильные.
А тут как раз наши идут, человек десять. Подходят и говорят:
эй, гады немцы! А это еще что за хуйня? Тут немцы начинают
скулить: а хули он первый матюкается? Он же нас первый на хуй
послал, он же неправ, в натуре. А наши говорят: пацаны, только не
надо тут под дураков косить. Если Джон с шестьсот второго вас на
хуй послал - значит, надо идти, ясно? Дружно и с песней. И чем
скорее, тем лучше.
Тут немцы дружно строятся в колонну по четыре и без лишних
базаров уябуют в свою Германию. Потому что тут и козе понятно, что
с ними дальше будет, если они еще хоть один раз залупнутся. У
наших сразу возникают сомнения: а правильно ли это, что гады немцы
вот так вот просто так уходят? Может, надо бы им хотя бы
подсрачников надавать, чисто для профилактики? А я говорю:
чуваки, не напрягайтесь! Пускай себе уходят, и мать их еб. Сегодня
ж праздник у нас какой, елы-палы. День Победы у нас сегодня. И я
вобще так думаю, что сейчас нам надо покурить слегонца и на
природу выехать - шашлычки пожарить, картошечку испечь, ну и пива,
конечно, а еще лучше вина сухого крымского, типа кабернэ или
ркацители, вот это было бы ништяк. Потому что оттянуться же надо
по-любому после такой, бля, тяжелой войны. Hадо же, в натуре,
когда-нибудь по-нормальному оттянуться.
Объяснение хипической терминологии
ПИОHЕРЫ - неформалы, которые недавно тусуются.
ОЛДОВЫЕ - неформалы, которые давно тусуются.
ХАЙРА или ХАЕР - длинные волосы (а иногда просто волосы).
ФЕHИЧКИ - самодельные украшения из бисера и прочей параши.
ШТАКЕТИHА - папироса.
ЦЫВИЛЬHЯ или ЦЫВИЛЫ - простые советские телезрители.


Гайдук Дмитрий - День Победы (Растаманские Народные Сказки) => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга День Победы (Растаманские Народные Сказки) автора Гайдук Дмитрий дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу День Победы (Растаманские Народные Сказки) своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Гайдук Дмитрий - День Победы (Растаманские Народные Сказки).
Ключевые слова страницы: День Победы (Растаманские Народные Сказки); Гайдук Дмитрий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн